Понедельник, 26.06.2017, 23:39
Мой сайт
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 1
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2014 » Апрель » 3 » Зима сычков. Масленица в Енисейской губернии
12:54

Зима сычков. Масленица в Енисейской губернии





зима сычков

Масленица в Енисейской губернии

Празднование «широкой масленицы» ... во все времена по всей обширной России отличалось широким размахом. В этот праздник русский народ, по старинному выражению, ставил «последний грош — и тот ребром», то есть на масленицу ничего не жалели, ничего не берегли, забывая о нуждах завтрашнего дня, лишь бы в общем, чисто стихийном разгуле не отстать от других. Поэтому наши заботливые хозяйки-сибирячки из недостаточных семей еще до масленицы старались сберечь и отложить некоторые продукты, чтобы иметь возможность сделать потом все, «как полагается у добрых людей».

Катание на санках с ледяных горок в с. Ладейское в масленицу

С понедельника начинали приготовлять громадное количество квасов, пива, сусла и бражки. Сусло варилось разное, с ягодами — черемухой, калиной и др. Приносили в избу масло, яйца, белую муку, и хозяйки не отходили от квашонок и печи круглые сутки, варя «маслянку», или «хворосты», целыми бельевыми корзинами; стряпали сдобные калачики, шанежки с творогом, с «налевкой» и ягодами, «тарочки» с изюмом и вареньями; пекли вафли, заварные калачи, розочки, масляные орешки и т.п., «печенье к чаю». Жарили рыбу, делали большие рыбные пироги, рыбное холодное — заливное, драчену, яичницу, стерляжью (и других сортов) уху и т.п.

Все это заготовлялось для приема бесчисленных гостей — кумовьев, сватов и вообще всей многолюдной деревенской родни. Для домашних еще с понедельника к утреннему чаю подавались тонкие яичные блины, а чаще гречневые.

С четверга («перелом масленицы») полным темпом шло взаимное гощение и угощение. Все ездили друг к другу в гости, дома оставляя на всякий случай кого-либо из подростков или пожилых женщин. А все остальные семейные разъезжали по гостям не только в своей деревне, но ездили и в другие деревни к родственникам, сватам, кумовьям, где также ходили из дома в дом. Вообще «гуляли» компаниями, заранее сговорившись об очереди.

В каждом доме угощенье было уже готово, столы накрыты; гостей встречала приветливая хлебосольная хозяйка, усиленно упрашивая отведать всякого разносолу, расставленного на столе. Рюмка водки или стакан бражки гуляет из рук в руки, разговор становится все шумнее, говорят заплетающимися языками, не слушая друг друга. Кое-кто пьяным голосом затягивает песню, нестройно подхваченную другими, но распеться не удается, так как эта шумная ватага долго не засиживалась в одном доме, а торопилась побывать по очереди и в других домах. Дольше засиживались за домашними и хозяйственными разговорами, а иногда и оставались ночевать гости — приезжие из других деревень. Чаще всего эти приезжие гости — «молодожены», то есть поженившиеся в «этом» году (не больше года) и приехавшие гостить к родителям молодухи. Это называлось «ехать к теще на блины».

Обыкновенно вся сговорившаяся компания гуляет вместе и, посидев в одном доме, едет в следующий. Но прежде чем ехать туда, катается с песнями по всем улицам, чтобы дать возможность очередной хозяйке приготовить все к приему гостей. Разгул был так велик, что несмотря на крепость сибирского организма, многие от излишка выпитых хмельных напитков сваливались под стол или в другом месте. Но компания считала своим долгом возить эти живые «трупы» с собой по всем домам, до их полного отрезвления, чтобы потом снова начать напиваться. Шумно в домах, шумно и на улицах, где слышны песни, громкий говор, смех, звон колокольцев — в последние дни масленицы. В это веселье взрослых на улице вливается еще задорное, праздничное настроение молодежи.

Молодежь, как и старшие, загодя готовится к широкой масленице: починяют и чистят сбрую, налаживают просторные дровни и кошевы, намечают место для общей катушки, устраивают козлы, настилают помост, навозят снег, поливают водой, а по краям ската и дальше ставят ели и пихты «для красоты».

С четверга начинается катание молодежи на лошадях большими компаниями, с песнями, шутками, задорным смехом... Лошадей украшали возможно пестрее разноцветными лентами. В некоторых деревнях по улицам катались ряженые и возили столб с колесом; на перекладине столба садили мужика или бабу.

В других селениях устраивали на полозьях лодку с гребцами и ряжеными, а иногда какая-либо баба садилась в короб с прялкой и ездила по улицам — это все была «Госпожа Масленица». (Подобные указания относятся к Канскому и Минусинскому уездам.) Компании молодежи ездили с песнями по улицам, потом ехали на катушку. С катушки катались на санках, телячьих шкурах и лотках, подмороженных снизу льдом. Особенной славой в деревнях, окружающих Красноярск, пользовалась Торгашинская катушка, которая была не очень высока, но раскат ее тянулся около одной версты. Интерес к Торгашинской катушке повышался тем обстоятельством, что сюда съезжались казаки и горожане из Красноярска, приезжала казачья молодежь из Ладеек, Березовки, заимок — Долговой, Зыковой и др. Поэтому катание здесь было оживленнее и веселее, чем в других местах.

Молодежь также гостила и по домам; особенно охотно собирались в те дома, где были взрослые девушки-невесты, которые, приглашая к себе гостей, сами их и угощали. А потом опять все ехали кататься, пока холод снова не загонит в какой-либо гостеприимный дом. Так справлялись последние дни масленицы во всех деревнях. Для Минусинского уезда в эти дни характерными являются конские бега, устраиваемые почти повсеместно.

Особенно выделяется последний день — «Прощеное воскресенье». С утра в этот день пожилые люди шли к обедне, стараясь попасть потом и к вечерне, после которой выполняли обряд прощения с батюшкой, то есть просили прощенья у священника за какие-либо обиды, а он, в свою очередь, у «мира православного» просил отпущения своих грехов. Выполнялось все это торжественно — священник делал на амвоне земной поклон в сторону мирян, а миряне все отвечали земным поклоном ему. Между обедней и вечерней ходили на кладбище «прощаться с родителями».

Более молодое поколение продолжало веселиться; но гости в воскресенье, уходя, тоже прощались с хозяевами, прося забыть взаимные обиды. К вечеру разгул начинал стихать, ездили и ходили только «попрощаться»: ходили дети к родителям, крестники — к крестным, более молодые — к более пожилым...

Вечером «семейные» все собирались вместе за последней масленичной трапезой, старались есть как можно больше, помня наступающий великий пост. После ужина приводили дом в относительный порядок, но со стола после ужина ничего не убирали, а только закрывали салфеткой. В других местах на стол, уже прибранный после ужина, клали ковригу хлеба или целую булку и ставили соль, закрыв все это салфеткой. Это делалось для того, чтобы достаток из дома не уходил. Затем все собирались в избе, старший в семье (дед или отец) молился вслух Богу, потом все друг у друга просили прощенья — младшие кланялись старшим в ноги, прощаясь, целовались друг с другом и говорили: «Дай, Господи, дождаться светлого Праздника» — «Дай, Бог, о Христе радоваться». После этого ложились спать, наступала тишина, прерываемая несколькими забубёнными головушками, которые с пьяными криками еще ездили по улицам.

В Минусинском уезде в «Прощеный день», когда стемнеет, в двух концах главной улицы жгут солому — для предохранения деревни от дурного, по одним мнениям, и на проводы масленицы — по другим. Таково было празднование масленицы в деревнях. Так же было и в городах.

Красноярск, быть может как губернский центр, несколько отличался если не меньшим разгулом, то несколько иной формой уличных и общественных развлечений. Среди уличных развлечений выделялся старинный обычай, занесенный из Европейской России, а в Россию — из Западной Европы (но более сохранившийся в Сибири) — устройство масленичного катанья по улицам города на «Корабле». В Красноярске устраивалось это так: скрепляли полозья нескольких саней, на них ставили «корабль» со всей оснасткой, запрягались лошади цугом. На «корабле» помещались музыканты, песенники, плясуны и приглашенные гости. На виду у всего гуляющего на улице люда праздновалась широкая масленица: стояли открытые столы со всякой снедью, вина и закуски; и тут же пекли и подавали горячие блины. Устраивали «корабль» местные золотопромышленники, из которых в народной памяти остались братья Григоровы.

Федот Васильевич Сычков 1911 Катание на масленицу

По улицам, главным образом по Большой, каталось много народу — в широких кошевах, покрытых богатыми коврами. Возили также и колесо на столбе, на котором сидела бойкая и разбитная «Ядришиха», игравшая роль скомороха и живой сатиры, хлестко и остроумно бросавшая смелые насмешки по адресу видных граждан города и его заправил. У мясных рядов на Каче устраивалась большая общественная катушка; она устраивалась с обоих берегов Качи — одна навстречу другой. У Каланчи, на Песочной улице, — катушка казачьей молодежи. В Благородном собрании устраивались танцевальные вечера и маскарады, по частным домам — званые блины с большими возлияниями и немалым шумом. В последние дни масленицы город шумел, звенел и гудел... Но Прощеное воскресенье также отличалось от других дней веселой недели — ходили также на кладбище прощаться с родителями, прощались друг с другом.

М.В.Красноженова, Красноярск, 22 мая 1923 года.

О сущности праздника можно прочитать в википедии.

Дополнительные фотографии

.
Френц Рудольф Федорович, «Масленица», 1903.
Сверчков Николай Егорович, «На Масленице».
Степанов Алексей Степанович, «Катание на Масленицу», 1910.
Знак Анатолий Маркович, «Проводы зимы в старом Красноярске», 1996.
Сычков Федот Васильевич, «С гор», 1910.
Грузинский Петр Николаевич, «Масленица», 1889.
Суриков Василий Иванович, «Взятие снежного городка», 1891.



Источник: www.krasplace.ru
Просмотров: 70 | Добавил: wricknow | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Апрель 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Copyright MyCorp © 2017Бесплатный конструктор сайтов - uCoz